ВС Лаб медиацентр

ИИ в начале пути

Нес­мотря на всплеск ин­те­реса к ре­шениям, ис­поль­зую­щим эле­мен­ты ис­кусс­твен­но­го ин­теллек­та (ИИ) в Рос­сии, в нас­тоя­щий мо­мент уро­вень его рас­прост­ра­нения в сек­то­рах эко­номи­ки и со­циаль­ной сфе­ры ос­тает­ся не­высо­ким. В 2020 г. эти тех­но­логии в своей дея­тель­нос­ти при­меня­ли лишь 5,4% рос­сий­ских ор­га­низа­ций. Та­кие дан­ные при­водит Ин­сти­тут ста­тис­ти­чес­ких ис­сле­дова­ний и эко­номи­ки зна­ний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ по ито­гам ис­сле­дова­ния.

По данным исследования, наиболее часто организации используют решения с ИИ для широкого круга управленческих (взаимодействие с клиентами, продажи, маркетинг, управление персоналом, логистика и др.) и некоторых производственных задач в зависимости от отраслевой специфики. К таким решениям относятся технологии интеллектуального анализа данных и обработки естественного языка, в том числе виртуальные помощники и чат-боты. Их внедрили около 70% организаций, использующих ИИ (доля в общем числе респондентов составляет 3,8%).

Специально для COMNEWS эксперт «ВС Лаб» Александр Хлуденев (директор по цифровым решениям) рассказал насколько принятие кодекса этики и концепция упрощения доступа разработчиков к данным изменит российский рынок ИИ.

Говоря о достаточности уровня господдержки в направлении ИИ директор по цифровым решениям компании «ВС Лаб» Александр Хлуденев отмечает, что, если взглянуть на данные патентования в области ИИ, то в абсолютных величинах и в динамике последних лет там с большим отрывом лидируют США и Китай. Лидеры среди патентов — ИТ-гиганты из этих стран. Если посмотреть на рынок венчурного инвестирования в ИИ-стартапы, то мы увидим сходную картину. Как результат, больше 40% ИИ-компаний сконцентрированы, например, в США. «Это гонка экономик, выстраиваемых институтов и целенаправленных инвестиций. Понятно, что экономика России скромнее указанных стран, но даже в соотношении с нашим ВВП наш венчурный рынок вообще — а не в части ИИ — меньше таких стран, как Эстония или Австрия, и много меньше Великобритании или Германии. Так что господдержка может быть сосредоточена и в другой плоскости. Разумеется, она ценна и для высокой скорости адаптации технологий, когда направлена на определенные отрасли. И стратегия цифровизации обрабатывающих отраслей промышленности, например, при ее надлежащей реализации, хорошо поможет соответствующим предприятиям. Однако, чьи продукты и технологии мы будем внедрять и какого качества, даже если это будут российские, это задачи предыдущих этапов развития ИИ. Поэтому хочется видеть более сбалансированную политику в этой области», — говорит он.

Александр Хлуденев отмечает, что Кодекс этики — это конструкт для разработки дальнейших регуляторных инструментов, как это происходило или происходит в других странах. «Они будут направлены на защиту от рисков при распространении ИИ для конкретных людей, обществ, бизнесов, ну и государственных институтов в конце концов. Упрощение доступа разработчиков к данным преследует примерно такие же цели — снизить риски и защитить. Такие мероприятия направлены на снижение барьеров распространения технологии. Но это один из факторов. А крупнейшими же драйверами здесь являются экономические — пресловутые повышение продуктивности, снижение затрат, повышение качества продуктов и услуг. Именно они способны менять рынок — чем интенсивнее развитие экономики, тем интенсивнее такие стимулы», — говорит он.

Александр Хлуденев уверен, что зрелость ИИ-разработок определяется главным образом готовностью фундаментальных исследований, сложностью окружения, в котором приходится оперировать агенту ИИ, и количеством решений, которое ему приходится принимать. То есть, если мы сужаем и четко определяем окружение и круг задач для агента ИИ, мы быстрее получаем готовый продукт или решение. Этим, по словам Александра Хлуденева, можно объяснить готовность и широкое применение на рынке чат-ботов и виртуальных ассистентов например. Большая их часть обучена на конкретные темы и сценарии применения.

«Среди решений ИИ, которые в ближайшее время получат широкое применение в силу своей зрелости, я бы обозначил компьютерное зрение и распознавание изображений. Технология на рынке давно и научилась не только распознавать объекты и действовать на основании заложенных правил, но и идентифицировать сцены, активности, двигательные, динамические и поведенческие характеристики объектов, приближаясь к „человеческому пониманию“. Наблюдения в видимом спектре усиливаются инфракрасными и лазерными сенсорами. Обученные модели ИИ зашиваются сразу в небольшие мощности камер, ускоряя принятие решений, расширяя их применение, снижая затраты на коммуникации. Помимо традиционной безопасности, огромный потенциал для здравоохранения, ретейла, производства и логистики, а также для коммерциализации в робототехнике», — делится прогнозом Александр Хлуденев.

Источник: Comnews.ru
Новости Актуальное СМИ о нас